• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:21 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
Петр Мамонов о смысле жизни

— Каждый встречающийся на пути человек — ангел. Он тебе помощник и встретился недаром. Он тебя или испытывает, или любит. Другого не дано. У меня был случай в молодости. Выпивали мы с приятелем, расстались поздно. Утром звоню узнать, как добрался, а мне говорят: он под электричку упал, обе ноги отрезало. Беда невыносимая, правда? Я к нему в больницу пришел, он говорит: «Тебе хорошо, а я вот...» — и одеяло открыл, а там... ужас! Был он человеком гордым. А стал скромнейшим, веселым.
Поставил протезы, жена, четверо детей, детский писатель, счастьем залит по уши. Вот как Господь исцеляет души болезнями физическими! Возможно, не случись с человеком горя, гордился бы дальше — и засох, как корка черствая. Таков труднопереносимый, но самый близкий путь к очищению духовному. Нужно каждую минуту поучаться, каждую минуту думать, что сказать. И созидать, созидать, созидать.
Жизнь порой бьет, но эти удары — лекарство. «Наказание» — от слова «наказ». А наказ — это урок, учение. Господь нас учит, как отец заботливый. Ставит маленького сына в угол, чтобы он в следующий раз не делал плохого. Дитя рвется, а отец держит его за руку, чтобы под трамвай не попал. Так и Бог. Искушения — это экзамен. А экзамен зачем? Чтобы его сдать. В этих испытаниях мы становимся все чище и чище. Золото в огне жгут, чтобы оно стало чистым. Так и души наши. Мы должны переносить скорби безропотно, без вопроса «за что?». Это наш путь.

Подлинный смысл жизни — любить.

— Зачем мы живем? Долгие годы я никак не отвечал на этот вопрос — бегал мимо. Был под кайфом, пил, дрался, твердил: «Я главный». А подлинный смысл жизни — любить. Это значит жертвовать, а жертвовать — это отдавать. Схема простейшая. Это не означает — ходить в церковь, ставить свечки и молиться. Смотрите: Чечня, 2002 год, восемь солдатиков стоят, один у гранаты случайно выдернул чеку, и вот она крутится. Подполковник, 55 лет, в церковь ни разу не ходил, ни одной свечки не поставил, неверующий, коммунист, четверо детей... брюхом бросился на гранату, его в куски, солдатики все живы, а командир — пулей в рай. Это жертва. Выше, чем отдать свою жизнь за другого, нет ничего на свете.
В войну все проявляется. Там все спрессовано. А в обыденной жизни размыто. Мы думаем: для хороших дел есть еще завтра, послезавтра... А если умрешь уже сегодня ночью? Что ты будешь делать в четверг, если умрешь в среду? Кажется, только вчера сидел рядом Олег Иванович Янковский, вот его курточка лежит, вот трубочка. А где сейчас Олег Иванович? Мы с ним на съемках фильма «Царь» сдружились. Много о жизни беседовали. Я и после его смерти с ним беседую. Молюсь: «Господи, помилуй и спаси его душу!» Вот что проходит туда — молитва. Поэтому, когда буду умирать, мне не надо роскошных дубовых гробов и цветов. Молитесь, ребята, за меня, потому что я прожил очень всякую жизнь.
Молитва важна и при жизни. Слово «спасибо» — «спаси Бог» — это уже молитва. Бывает, не могу очки найти, прошу Творца Вселенной: «Помоги, Господи!» — и нахожу. Отец Небесный любит нас, к нему всегда можно за помощью обратиться. Вы знаете, какое это чудо?! Cидим мы здесь с вами, такие червячки, — и можем напрямую сказать: «Господи, помилуй!» Даже маленькая просьба — запрос во Вселенную. Вот крутняк! Никакой героин рядом не лежал!
Господь не злой дядька с палкой, который, сидя на облаке, считает наши поступки, нет! Он нас любит больше, чем мама, чем все вместе взятые. И если дает какие-то скорбные обстоятельства — значит, нашей душе это надо. Вспомните свою жизнь в моменты, когда было тяжело, трудно, — вот самый кайф, вот где круто! Написалась у меня такая штучка: чем хуже условия, тем лучше коты. Вот так...

Любовь — это вымыть посуду вне очереди.

Видеть хорошее, цепляться за него — единственный продуктивный путь. Другой человек может многое делать не так, но в чем-то он обязательно хорош. Вот за эту ниточку и надо тянуть, а на дрянь не обращать внимания. Любовь — это не чувство, а действие. Не надо пылать африканскими чувствами к старухе, уступая ей место в метро. Твой поступок — тоже любовь. Любовь — это вымыть посуду вне очереди.

Спаси себя — и хватит с тебя

— Нельзя рассказать про вкус ананаса, если его не попробовать. Нельзя рассказать про то, что такое христианство, не пробуя. Попробуйте уступить, позвонить Людке, с которой не разговаривали пять лет, и сказать: «Люд, давай закончим всю эту историю: я что-то сказала не так, ты сказала... Давай в кино сходим». Вы увидите, как ночью будет хорошо! Все возвращается во сто крат тебе, любимому, но только не тряпками, а состоянием души. Вот подлинное счастье! Но чтобы его достичь, каждую минуту надо думать, что сказать, что сделать. Это все есть созидание.
Посмотрите, что делается вокруг: сколько хороших людей, чистых, удивительных, веселых лиц. Если мы видим гадость — значит, она в нас. Подобное соединяется с подобным. Если я говорю: вот пошел ворюга — значит, я сам стырил если не тысячу долларов, то гвоздь. Не осуждайте людей, взгляните на себя.
Спаси себя — и хватит с тебя. Верни Бога в себя, обрати свой взор, свои глаза не вовне, а вовнутрь. Полюби себя, а потом самолюбие преврати в любовь к ближнему — вот норма. Мы все извращенцы. Вместо того чтобы быть щедрыми — жадничаем. Живем наоборот, на голове ходим. На ноги встать — это отдать. Но если ты отдал десять тысяч долларов, а потом пожалел, подумал, что нужно было отдать пять, — твоего доброго дела, считай, и нет.

Я прожил сегодняшний день — кому-нибудь от этого было хорошо?

Каждую ночь нужно задавать себе простенький вопросик: я прожил сегодняшний день — кому-нибудь от этого было хорошо? Вот я, знаменитый крутой артист, рок-н-ролльщик, — могу с вами разговаривать так, что вы по струнке будете ходить. Но разве мне от этого лучше будет? Или вам? Одно из имен дьявола — «разделяющий». Внутренний дьявол внушает: ты прав, старик, давай всех построй! Я стараюсь таким не быть. Продвигаюсь в своей душевной работе каждый день. Комариными шажочками.
Не хочу ничем гордиться: ни своей ролью в фильме «Остров», ни стихами своими, ни песнями, — хочу с краю глядеть на все это. Мне чудо — каждый день, у меня каждый день небо разное. А один день не похож на другой. Счастье, что стал это замечать. Я очень много пропустил, мне очень жаль. Об этом я плачу, внутренне, конечно. Могло быть все чище и лучше. Один человек сказал: ты такие песни написал, потому что водку пил. Но я их написал не благодаря водке, а вопреки. С высоты своих 60 лет я говорю: нельзя терять в этой жизни ни минуты, времени мало, жизнь коротка, и в ней может быть прекрасен каждый момент. Важно утром встать и убрать вокруг. Если я проснулся в дурном настроении, не портвейн пью, а говорю: «Господи, что-то мне плохо. Я надеюсь на тебя, ничего у меня не получается». Вот это движение самое важное.

13:41 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
Роберт Рождественский

Неужели ты такая же, как эта?..
За окном звенит разбуженное лето.
Нас хозяйка дома
в гости пригласила.
Ничего не скажешь,
да,
она красива.
Да, красива.
Мы об этом ей сказали.
И она глядит глубокими глазами,
чуть раскосыми,
зелёными, сухими...
Муж её какой-то физик или химик.
И слова её доносятся, как эхо:
"Он сейчас в командировке...
Он уехал...
Никакой я тайны выдать не рискую –
телеграмму он прислал:
"Люблю.
Тоскую."
И ещё одну:
"Тоскую.
Жду ответа..."
Неужели ты такая же, как эта?..
Вот сидит она –
красивая, – не спорю.
Вот сидит она, – довольная собою.
И смеётся,
и меняется мгновенно...
А глаза её
предельно откровенны!
А глаза её играют, –
завлекая,
обещая,
предлагая,
намекая...
Никогда ханжой я не был, –
слышишь – не был!
Но сейчас поверю я в любую небыль –
в наговоры,
в сплетни,
в выдумку любую...
Телеграмму я послал:
"Люблю.
Тоскую."
И ещё одну:
"Тоскую.
Жду ответа..."
Неужели ты такая же, как эта?..
..Мы молчим и курим.
Тихо тянем пиво.
А хозяйка говорит:
"Совсем забыла!
Я сейчас..."
И щёки тушит о ладони.
И подходит к телефону в коридоре.
Называет адрес
длинный, очень странный,
говорит:
"Прошу, примите телеграмму..."
И с усмешкой, торопливо и привычно, –
Говорит:
"Любимый! Всё идет отлично.
Не скучай.
Твоя.
Целую.
Жду ответа..."
...Неужели ты
такая же,
как эта?!

22:01 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
Тех, кто тебя любит, нужно убивать.
Лучше прямо сразу, как только заметишь этот собачий взгляд, неотрывно следящий за твоим лицом, эти брови домиком и рот арочкой, эту манеру бродить за тобой из комнаты в комнату и всё время держать тебя в поле зрения. Разумеется, жалко, и кажется, что пока не за что. Но сделай это сейчас, иначе будет поздно.
Потому что он, любящий человек, выроет неподалёку тёплую затхлую норку, из которой будет некоторое время наблюдать за тобой, а потом начнёт наступать, слегка подталкивая и даже подтаскивая, чтобы ты просто заглянул, только одним глазком посмотрел, как у него всё замечательно. Ну да, уютненько…. Всегда тепло, еда, чистая постель, множество занятных безделушек, каждую из которых он готов подарить тебе, - мило, хотя и душновато. Ближе к зиме тебе начинает казаться, что это даже хорошо, когда ниоткуда не дует.
Возможно, в этом году ты устоишь и, кое-как перезимовав в сугробе, встретишь весну свободным, почти свободным, потому что между лопаток у тебя поселится ощущение красной точки, оптического прицела его любящего взгляда.
И ты привыкнешь, что иногда всё-таки нужно звонить. Хотя бы отвечать на эсэмэски. Хотя бы есть его стряпню раз в неделю. Хотя бы спать с ним раз в десять дней. Потому что любит.
Потом приходит неизбежное чувство вины – кажется, что ты губишь его жизнь, бездумно пользуясь теплом его сердца и ничего не давая взамен. И однажды, когда вечер твой будет особенно одиноким, ты придёшь к нему без звонка и останешься.
Потому что приятно увидеть, как его лицо озаряется счастьем только оттого, что ты рядом. Чувствуешь себя волшебником. Нужно ли говорить, как это закончится? Как его объятия станут всё теснее, твоё личное пространство всё меньше, его просьбы превратятся в требования и счастье на его лице сменится капризно-раздражительной маской.
Поэтому убей его сейчас.
А потом, когда останешься один, загляни в шкаф и достань из-под вороха белья фотографию того единственного, кому хотелось отдать свою жизнь, кто умел делать тебя счастливым, от кого невозможно было отвести глаз.
Того, кто убил когда-то тебя...

Марта Кетро

22:00 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
Когда-нибудь ты поймешь, что бывают люди, которые никогда не предают, но для этого придётся пройти через очень много предательств. Когда-нибудь ты поймешь, что внешний блеск — ничто по сравнению с внутренней красотой. Потому что все, что снаружи — это до первого дождя. То, что внутри — горит всегда. Пусть даже оно угасло до еле-видных угольков. Но, достаточно сложить губы трубочкой и ласково подуть — огонь постепенно разгорится и согреет тебя. Когда-нибудь ты поймешь, что многие формулы и афоризмы, которых ты нахватался в окружающем мире — пустые, пусть и красивые, наборы слов — не более того. Важны лишь те истины, до которых ты сам дошел. Когда-нибудь ты поймешь, что доброта, нежность, ласка и забота — это проявление внутренней силы, а не слабости.
© John Legend

13:39 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
Я ловлю очертания сна.
Я спускаюсь по зыбкому склону.
Я найду, где блуждает она,
по ее бесноватому стону.(с)

12:58 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
Девочка нашла в лесу больного ёжика. Выпоила его молочком, выкормила, вылечила. Ёжик поздоровел, окреп, подрос. Тут наступила осень, ёжик начал сбрасывать иголки, у него отросли крылья...и с криком «курлы - курлы» ёжик вылетел в окно и присоединился к клину журавлей. Девочка на это дело смотрит, плачет, размазывает слёзы по лицу: «Это не ёжик был! Это фигня какая-то!»...
Такая вот прикольная притча... Что совершенно не мешает ей быть глубокой - ведь и правда: наши иллюзии так часто заставляют нас плакать...Вспомните своих "ёжиков" - и отпустите их. Пусть себе летят...

Павел Ильин

22:19 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
Мужчину всегда притягивает женщина, отражающая его глубочайшее видение себя самого, женщина, завоевание которой позволит ему испытывать — или притворяться, что испытывает, — чувство собственного достоинства. Человек, который уверен в собственной ценности, захочет обладать женщиной высшего типа, женщиной, которую он обожает, самой сильной и самой недоступной, потому что только обладание героиней даст ему чувство удовлетворения. Но человек, убежденный в своей никчемности, всегда тянется к женщине, которую презирает, потому что она отразит его собственную сущность, освободит его от объективной реальности, в которой он — жалкая подделка, предоставит ему кратковременную иллюзию собственной значимости и кратковременное избавление от нравственного закона, который его осуждает.

Айн Рэнд.

22:00 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
Сердце накрыли любовные муки,
Словно волны морские!?
Женщина, блин! Возьми себя в руки,
Крепкие и.. мужские..

© Паша Броский

21:57 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
история девочки.
в старом, старом городе жила девочка.

ей было несколько лет и она не умела делать толком ничего.
она, правда, ела и пила воду, гуляла, рисовала и писала стихи, но больше ничего полезного.

- когда ты уже поумнеешь? - спрашивали ее
- а как это? - спрашивала глупышка
- от тебя должна быть хоть какая-то польза! - отвечали ей.
- хоть какая-то? - интересовалась девочка
- эх ты!

в среду летом девочка задумалась о пользе и стала собирать траву. вскоре она набрала сто тысяч травы и принесла ее.

- вот - польза! - показала она рукой на траву.
- нет, это еще не польза! - ответили ей, - но если ты всю эту траву выколотишь хорошенько, высушишь и сошьешь из нее юбочку, а потом юбочку продашь и купишь еще травы - будет польза.
"чето хуйня какая-то" - подумала девочка
(с)

21:54 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
Мы искали друг в друге родник, из которого рождаются мечты.

Дэвид Амонд. "Скеллиг"

17:45 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
"Странные существа эти женщины.

Живешь с ней уже кучу времени, звонишь каждую свободную минуту, покупаешь ей шапочки-курточки-часики-сумочки, целуешь и спишь в обнимку, а она все задается вопросом как ты к ней относишься.

"Ненавижу!", - думаю в такие моменты я. Но не говорю. Потому, что это неправда". (ц)

17:42 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
Мама мне всегда говорила: "Милая моя, уважай себя настолько, чтобы в любой момент ты могла встать и уйти, не пожалев об этом"... (c)

23:49 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
Я желаю счастья каждой двери, захлопнутой за мной.

Б.Г. "Все, Что Я Хочу"

15:14 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
Мне ничего не нужно было от тебя, кроме любви. Такой обычной, человеческой. Ни трогательных записок в букетах цветов, ни красивых слов с того конца провода, ни плюшевых «заинька» и «солнышко» десятки раз в день. Я всего лишь хотела быть рядом с тобой.Целовать твои предплечья, когда ты никак не проснешься под звон будильника, гладить тебя по небритой щеке – пора просыпаться, ведь через неделю наступит весна. Жарить твою любимую картошку с ветчиной, периодически оглядывая улицу из окна: ты вот-вот должен прийти с работы и я встречу тебя с уже открытой дверью и скажу: «Ужин готов». Растить нашего сына и искать в крошечном личике твои черты: пристальный взгляд и почти незаметную ямочку на подбородке – я бы рассказывала ему старую сказку о белых тюльпанах, которую выучила, кажется, еще в раннем детстве по движениям читающих бабушкиных губ.

Эльчин Сафарли, "Если бы ты знал..."

11:31 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
На лунном небе чернеют ветки...
Внизу чуть слышно шуршит поток.
А я качаюсь в воздушной сетке,
Земле и небу равно далек.

Внизу — страданье, вверху — забавы.
И боль, и радость — мне тяжелы.
Как дети, тучки тонки, кудрявы...
Как звери, люди жалки и злы.

Людей мне жалко, детей мне стыдно,
Здесь — не поверят, там — не поймут,
Внизу мне горько, вверху — обидно...
И вот я в сетке — ни там, ни тут.

Живите, люди! Играйте, детки!
На всё, качаясь, твержу я «нет»...
Одно мне страшно: качаясь в сетке,
Как встречу теплый, земной рассвет?

А пар рассветный, живой и редкий,
Внизу рождаясь, встает, встает...
Ужель до солнца останусь в сетке?
Я знаю, солнце — меня сожжет.

Зинаида Гиппиус

19:34 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
Если ты влюблен, то возьми: 1/2 фунта александрийского листа, штоф водки, ложку скипидару, 1/4 фунта семибратней крови и 1/2 фунта жженых «Петербургских ведомостей», смешай всё это и употреби в один прием. Причиненная этим средством болезнь заставит тебя выехать из дачи в город за врачебною помощью и тебе будет не до любви.

Антон Павлович Чехов

13:17 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
Вся любовь всегда возвращается. Врывается. Закручивается.
- Я ухожу от тебя.
- На второй круг, дорогая.

На сплошную встречную; на пропущенный, не отвеченный; на затерянное, на пропавшее. В не записанные мысли. В не отправленные письма. В не родившиеся жизни.
Чтобы поздним вечером раздасться. Разбиться, рассыпаться. И на том конце провода вырваться. Поздними далёкими одинокими:
- У тебя есть кто-нибудь?

- Есть.

Константин Кожев

13:08 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
"Жизнь еще продолжалась, но судьба уже кончилась". Когда-то эта фраза потрясла меня своей объемностью.

// М.Веллер, "Человек в системе"

11:11 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
По городу бродила весна. Взъерошенная, озорная, она шлепала по лужам босыми пятками, задевая душистыми зелеными одеждами мокрые крыши и заборы.
Она звонко хохотала, встряхивая длинными пушистыми волосами, на которых, словно россыпь бриллиантов, сверкали капельки дождя.
Бесстыдники-деревья, едва прикрывшие свою наготу шелковистым полупрозрачным неглиже первой листвы, захлебывались густым сочным воздухом, как пьяницы — темным крепким пивом. Фонари, словно желчные подагрические старики, меланхолично горбились под теплыми дождевыми струями. Унылые парковые скамейки разбежались по аллеям, спасаясь от дождя, да так и застыли на четвереньках, как псы.
А весна гуляла по полупустым улицам, заглядывала в окна, на мгновение показывая в квадратах электрического света свое худенькое веснушчатое лицо, и напевала какую-то мелодичную дребедень тоненьким, как веточка сирени, голоском. Сейчас было ее время.

© Примост Валерий Юрьевич "Штабная сука"

11:05 

Не трудно придумать зеленое солнце. А трудно придумать мир, в котором оно будет естественно.
Подогреваю то, что остыло.
Латаю парус. Лодку смолю.
Люблю тебя за то, что любила.
За то, что разлюбила, люблю.

© Вера Павлова

выдыхай воздух если есть куда

главная